Форум Забых Измерений >> Литература >> Собиратель Оковалков и Философский оковалок >>
Собиратель Оковалков и Философский оковалок
Неххерц - 16.08.2020 18:18:57

Страницы:   
[1] 

  • Неххерц 16.08.2020 21:18:57
    (пусто)
    Сообщений:2043 Поблагодарили:1426

    здравствуйте еще раз, друзья. с величайшей радостью хочу заметить, что реал мой слегка подуспокоился и я снова могу выкраивать некоторое время на пребывание в сием виртуальном пространстве. никто не зассал нарисованных травм и поломанных шмоток, просто, ну, карантин кончился, снова работа, снова тренировки, снова какая-никакая личная жизнь и прочее дерьмо, о котором задроты 24/7 наслышаны только по текстам сприптонита и прочего фекального скама, ну вы понели.
    небольшое лирическое отступление. первым делом, разумеется, я залез форум почитать. сие было вчера вечером, и я до поздней ночи взахлеб учитывался писаниной дядьки Цезаря, которому пламенный привет и низкий поклон. вышло настолько люто, что некоторых из его персонажей я решил, скажем так, экспроприировать и создать с их помощью новую альтернативную вселенную. а раз это, по сути, в некотором роде плагиат - почему бы не удариться во все тяжкие и просто не слепить две имеющихся виртуальных вселенных в одну, чтобы получить, возможно, годноту?
    заранее говорю, что все совпадения персонажей с реальными игроками сего виртуального пространства сугубо случайны, и автор не несет ответственности за их воспламенившиеся фасолеприемники. флуд в теме приветствуется, причем чем бессмысленнее и беспощаднее он будет - тем лучше.

    итак, встречайте - новый говнокреатив в исполнении больного на голову нубяры -

    СОБИРАТЕЛЬ ОКОВАЛКОВ И ФИЛОСОФСКИЙ ОКОВАЛОК

    Предисловие


    юный Хранитель Оковалков жил в обычной семье с дядей, тетей и двоюродным братом, и жизнь его была в целом обычной и ничем не примечательной. лишь странный шрам на лбу в виде оковалка заставлял его задумываться - отчего же он, в отличие от двоюродного брата, живет не с родителями? что случилось с ним в далеком детстве? почему у него такое странное имя? откуда взялся этот шрам и почему тетя и дядя отводят от него свои взгляды и молчат, стоит ему о нем спросить?
    юный Хранитель Оковалков не знал, какая судьба ему уготована. он спал, и в его снах, то и дело перемежаясь оковалками разных форм и размеров, мелькали всевозможные радостные картины. он не мог знать, что вскоре его спокойствие будет нарушено. он еще не знал, что он единственный, кого можно было считать избранным, единственным, кто способен победить древнее зло.
    он не знал, что весь мир волшебников с надеждой и тревогой, с любовью и ненавистью наблюдает за ним. наблюдает и ждет, когда тот достаточно созреет, чтобы принять страшную истину - что он единственная надежда сил света, и если он не сможет победить - тьма завалит весь мир оковалками. весь волшебный мир знал его, как величайшего героя современности - и называли его Мальчиком, Который Собрал.

  • Неххерц 17.08.2020 0:07:42
    (пусто)
    Сообщений:2043 Поблагодарили:1426

    ГЛАВА ПЕРВАЯ: Петушиная почта

    шел обычный летний день. на просторах Измира гроздями колосились папоротники, роняя в заросли мака редкие своей красотой цветы. юный Собиратель Оковалков, в очередной раз пребывая в экзистенциальном ужасе от тайны, связанной с его приметным шрамом, аутично сидел в своей комнате и лепил из собранных накануне оковалков статую Кончиты Вурст в полный рост. получалось неплохо, но его, как и одного знаменитого австрийского художника, по понятным причинам недооценивали, а его творчество самым похабным образом отождествляли с материалами, использованными для творений, что не добавляло ни капли позитива в и без того унылую жизнь юного Собирателя Оковалков.

    в дверь комнаты внезапно раздался стук, и Собиратель Оковалков вышел из тягостных раздумий, в которых экзистенциальный ужас от неизвестности собственного происхождения и легкие позывы захвата Польши постепенно зашоривались весело подпрыгивающими оковалками разных форм и размеров. мельком взглянув на свои руки, покрытые трудовым потом и комковатой субстанцией Кончиты Вурст в полный рост, он отряхнул руки об фартук и открыл дверь. на пороге возник дядя Денвер – грузный усатый мужик средних лет, на лице которого был запечатлен несмываемый отпечаток синдрома вахтера.

    - пошли кушать, Собиратель Оковалков, у твоего братика сегодня праздник, - сказал дядя Денвер племяннику. тот что-то невразумительно промычал в ответ, и дядя, вздохнув в свои могучие усы (которыми он, по слухам, пошел в свою двоюродную бабушку Ныку, но это не точно), поспешил удалиться, чтобы амбре от последнего творения юного Собирателя Оковалков окончательно не отбило ему аппетит.

    зайдя на кухню, Собиратель Оковалков увидел, как его тетя Кисунья ловко наяривает колбасу на бутерброды, одновременно нарубая ее палку на тончайшие ломтики сразу двумя секирами, удерживая ее при этом за самый хвостик губами. в голове у племянника сразу взвихрились десятки непристойных мыслей на тему того, по каким критериям дядя Денвер выбирал себе супругу, но он их, разумеется, не озвучил, поскольку во всех этих мыслях присутствовали оковалки разных форм и размеров. он вообще был достаточно молчаливый парень – лишь изредка он любил пошутить (особенно если был уверен, что не получит за свои шутки по зубам, если шутка будет понята, или сможет надавать по зубам сам, ежели его тонкий юмор не будет оценен по достоинству).

    - на питонь, племяш, - слегка шепеляво из-за занятого палкой колбасы рта бросила тетя.

    - да, тетя Кисунья, - покорно сказал Собиратель Оковалков.

    - только вытри сначала руки получше. я не хочу, чтобы твой любимый братик Джевелри подхватил гельминтоз или, прости господи, цистицеркоз.

    - да, тетя Кисунья.

    - и сходи проветрись куда-нибудь, а то ты 24/7 дома сидишь, это совсем нездоровая херня, - вклинился дядя.

    - да, дядя Денвер.

    - только внимательно следи за тем, с кем ты ходишь в обратный портал. мое мнение такое – скажи мне, с кем ты ходишь в портал, и я скажу, кто ты и кто твоя жена.

    - да, дядя Денвер.

    - молодец, мой мальчик. а теперь кушай никого не слушай. и не забудь проветрить комнату.

    Собиратель Оковалков промолчал, но захват Польши в его мыслях некоторое время затмил даже танцующие оковалки разных форм и размеров. его порядочно притомила критика его искусства, и воспринимал он ее крайне болезненно.

    внезапно атмосфера на кухне резко изменилась. под окном донесся сочный басовитый рык – «Кеша, на взлет» - и сквозь звон разбившегося стеклопакета, в целом дожде из красивых осколков стекла на пол кухни с криком «СУД ГААГА ТРИБУНАЛ» приземлился некто очень странный. Собиратель Оковалков успел сильно удивиться: влетевший в кухню был абсолютно гол, если не считать черных чулков в крупную сетку и черных кожаных ремней, опоясывавших жирноватое тельце вторженца в неожиданных местах и не прикрывавших его там, где здоровые люди предпочитают прикрываться, врываясь в чужой дом. в мозгу юного Собирателя Оковалков даже мелькнула мысль о том, что данный персонаж достоин быть увековечен в качестве цельнолитого фекального барельефа, если не целой статуи в полный рост или больше, но мысль эта была наглым образом забита сдвоенным криком Джевелри и тети Кисуньи, которые в ужасе кричали такие нехорошие слова, что даже мне не хочется их не то что писать, но и думать о них.

    - ах ты чертов сраный гомосек, здесь же дети, как смеешь ты врываться сюда со столь непотребной реферальной ссылкой? – угрожающе прорычал дядя Денвер, и лицо его, встопорщившись усами, обвисло складками, как у мастифа, готового вцепиться в лицо ползущему мимо алкашу. вторженец, отплевывая куски стекла, бешено замотал головой, показывая руками на пристегнутый к ноге тубус с надписью «ПОЧТА», но дядя Денвер был неумолим – и, под панические крики тети Кисуньи, он накинулся на него, после чего нещадно мариновал полтора часа, изредка облагораживая лицо вторженца витиеватым шапалахом. все это время тетя Кисунья и Джевелри генерировали такой поток ругани и панических воплей, что Собиратель Оковалков не мог думать ни о чем – даже оковалки куда-то ушли из его головы.

    в конце концов превращенный в бесформенный ком мяса кожаный почтальон был мощным пинком отправлен обратно. и в этот момент, когда дядя Денвер отряхивал руки и готовился улыбнуться – мол, смотрите, как я этого-то накормил – в дверь с обеих ног вошел другой человек – огромного роста, бородатый, со страшным, пытающимся обнять весь мир взглядом. при взгляде на него Собиратель Оковалков внезапно понял, что для создания его статуи в полную величину всей его семье придется не смывая гадить целый месяц, настолько тот был огромен.

     


    Сказали спасибо: extreme
  • Неххерц 17.08.2020 0:08:13
    (пусто)
    Сообщений:2043 Поблагодарили:1426

    - эва как вы бедного Убивиса уработали, а ведь он письмо должен был доставить, - низким басом промолвил второй вторженец (одетый уже нормально, к вящей радости всех присутствующих). – Собиратель Оковалков ты будешь? – палец пришельца безошибочно указал на юного скульптора.

    - да, - немного испуганно отозвался тот, пытаясь вспомнить, не так ли выглядел тот мужик, машину которого он знатно облагородил барельефами в своем стиле прошлой ночью.

    - Собиратель Оковалков, ты – волшебник, - ощерившись, сказал пришелец. – и с этого дня ты, как Избранный, принят в школу чародейства и волшебства, директором в которой работает сам величайший Дименсион.

    - а вы чьих будете? – собирая усатую морду в боевого шарпея, прорычал дядя Денвер.

    - я – Хагризека, - с легким полупоклоном отозвался пришелец.

    - а что вы имели в виду, когда сказали, что я – Избранный? – поинтересовался Собиратель Оковалков. не то чтобы это его волновало – но правила застольного этикета вынуждали его продолжать диалог. его так учили.

    - то есть ты ничего не знаешь? – округлив глаза и выпучив их почти до ушей, проорал Хагризека. – мистер Денвер, какого Хью…

    - расскажи сам, если такой умный, - буркнул дядя Денвер, мгновенно убрав с лица боевого шарпея и утихомирив рвущиеся в бой усы. – как раз момент хороший, он хоть из говна сейчас ничего не лепит, прости господи.

    Собиратель Оковалков снова испытал резкое желание оказаться где-нибудь под Вроцлавом и потоптать панскую клубнику, но интерес пересилил.

    - значит так, Собиратель Оковалков. ты – особенный. ты – Мальчик, Который Собрал.

    - а?

    - понимаешь, когда ты был совсем маленьким, тебя выбрал жертвой очень злой, злой волшебник.

    - как звали этого гондона? – заорал Собиратель Оковалков, коего обуяла дикая вспышка немотивированной агрессии. справедливости ради, ранее такой буйный нрав помогал ему выезжать из самых разных ситуаций.

    - тише, Избранный. я не могу назвать его имя, оно слишком ужасно, а здесь дети.

    - напиши его тогда.

    - я не умею пи… в смысле это, не знаю я буквы… ой.

    - да ладно уже, проговорился. вещай, не тяни кота за яйца.

    - его звали Рипед-де-Морт.

    страшная боль пронзила череп Собирателя Оковалков, прямо в том месте, где на его лбу виднелся шрам в виде оковалка. оковалки в его памяти всплывали один за другим, и каждый последующий был страшнее, гротескнее и больше предыдущего.

    - и этот Рипед-де-Морт буквально завалил тебя оковалками. ну, то есть, он много кого завалил, но никто до тебя не смог выжить. а ты выжил. более того – ты собрал все его оковалки. именно поэтому ты – Мальчик, Который Собрал. а это дорогого стоит. ты – единственный, кто может победить зло и скверну в этом мире.

    - а что, в мире так много зла и скверны? – недоверчиво поинтересовался Собиратель Оковалков, потирая шрам.

    - понимаешь, ну… не все волшебники добрые, - начал Хагризека. – некоторые из них просто охренеть какие злые. они творят страшные вещи, страшные. оковалки – еще полбеды, - лицо его побелело, а глаза стали еще безумнее. – например, злые волшебники любят делать два… двамагохода…

    руки Хагризеки мелко затряслись, а зубы защелкали. глаза начали вращаться вокруг своей оси в разные стороны, на висках выступили вены.

    - все… нормальные маги… урон или хил… а эти – двамагохода, урон и хил… двамагохода…  разделить, срочно разделить… один ход – удар, другой ход – хил…

    - мать, звони в скорую, - обеспокоенно заскулил Джевелри.

    - двамагохода твари делают… ненавижу… а еще проник… проник… нет спасения, он настигнет, он пробьет, убить всех темных магов, двамагохода, двамагохода, удар и хил, удар и хил, срочно разделить, а еще проник, двамагохода твари делают, ненавижу, проник, нет спасения, нет спасения, - затароторил Хагризека, все страшнее становясь лицом. дядя Денвер тем временем потянулся за кухонным ножом – так, на всякий случай – но Хагризека внезапно взвыл, завизжал, растрепал себе бороду, одним рывком порвал на себе одежду и, в абсолютном, неприкрытом «ню» вылетел в выбитую дверь, продолжая кричать что-то про проник, двамагохода и тварей, пугая прохожих и поколачивая нерасторопных встречных мотающимся во все стороны Хагризекой-младшим.

    «как жаль, что я не могу передать это в движении», - подумал Собиратель Оковалков. мысль была мимолетной, экзистенциальный ужас уже прошел, и теперь он знал имя своего врага, знал, откуда у него шрам в форме оковалка и знал, что им еще предстоит встретиться вновь. и он собирался встретить врага лицом к лицу и выбить из него все дерьмо.

    а потом собрать. ведь он – Мальчик, Который Собрал. Избранный победить зло его же оружием.

  • Неххерц 20.08.2020 19:24:42
    (пусто)
    Сообщений:2043 Поблагодарили:1426

    ГЛАВА ВТОРАЯ: Волшебная палочка

    через две недели (именно столько времени у волшебного сообщества потребовалось на то, чтобы вытащить Хагризеку из психдиспансера) юный Собиратель Оковалков вместе с ним же отправился в единственное место, где можно было закупиться всем необходимым для обучения в школе чародейства и волшебства. он озирался по сторонам, не понимая, куда Хагризека его ведет.

    - мы почти на месте, - пробурчал Хагризека, злобно глядя на ситхов, изображенных на афише кинотеатра и некстати вспомнив про Рипед-де-Морта. – еще совсем чуть-чуть пройти.

    - но там тупик, определенно, - без особого интереса пробурчал Собиратель Оковалков, глядя на огороженную территорию в конце улицы. мощный бетонный забор, густо увитый концертино и снабженный смотрящими внутрь прожекторами.

    - это маскировка. обычным людям лучше не знать, что нужно для волшебства, иначе они завалят весь мир оковалками, - категорично рубанул Хагризека.

    они подошли вплотную к забору, исписанному полуграмотными матами и схематическими изображениями мужского полового носа, и начали вглядываться в эти узоры.

    - так, третий слева от того кривого красного, под «здесь были Убивис и Альфредо»… пять метров влево.. ага, пришли.

    - эту дверь было и так видно, - скептически сказал Собиратель Оковалков, глядя на металлическую дверь с надписью «Ассенизаторская. Вход только для персонала. Машины не ставить!».

    - ты слишком мал и слишком глуп, и ничего не смыслишь в магической магии, - нравоучительно воздел палец  Хагризека, всадив в него занозу и грязно выругавшись. юный Собиратель Оковалков тем временем открыл дверь, и они вошли внутрь.

    внутри сидело пятеро пропитых мужиков слегка за пятьдесят. они курили золотую яву, пили непонятную синеватую жижу из пятилитровой канистры, разливая ее по мятым алюминиевым кружкам, и играли в домино. когда дверь скрипнула, мужики повернулись к ним.

    - ети вашу матушку, пошли отсюдова к кутакам собачьим, жопины дети! – заорал самый прокуренный, пропитый и, несомненно, главный мужик в этом помещении.

    - мне кажется, мы не туда попали, - констатировал Собиратель Оковалков, но Хагризека покачал головой.

    - это маскировка. то был пароль, а я должен сказать отзыв. как его там, ага… ты, высохший потек бакланьего говна на треснувшей фок-мачте, отсохни и открой мне путь в страну невиданных доселе чудес!

    мужики в спецовках, пребывая в глубоком когнитивном диссонансе, молча переглянулись и достали из-под стола разводные ключи, медленно поднявшись и начав полукругом оттеснять Хагризеку к двери.

    - они сейчас нас проводят, да? – поинтересовался Собиратель Оковалков.

    ответом стал могучий переливчатый звук, созданный соприкосновением газового ключа с черепной коробкой Хагризеки. «почти как царь-колокол, однако», меланхолично отметил про себя его юный спутник, но затем, когда упавшего провожатого стали впятером забивать разводными ключами, что-то крича про мать и про места, которыми приличествует водить по лицу в таких ситуациях, его охватило смутное подозрение.

    разумеется, это была не та дверь.

    ***

    - я после лечения немного путаюсь, - извиняющимся голосом и слегка шепеляво пробубнил Хагризека. то, что его не убили и даже не сильно изувечили, было заслугой его невообразимо огромных размеров и невообразимо высокого содержания метилового спирта в стекломое, которым пробавлялись ассенизаторы.

    - мы не в тот район города в принципе приехали, - саркастично, насколько это было возможно, ответил Собиратель Оковалков, на что Хагризека виновато развел руками.

    они уже успели проникнуть на волшебный базар и даже посетить волшебный банк, где помимо открытия ученического счета и получения сберкнижки Собиратель Оковалков успел поприсутствовать с Хагризекой на его личном задании. тот что-то забирал из сверхсекретного сейфа, и юный спаситель человечества успел увидеть это. то был маленький невзрачный сверток, и весьма конкретно мыслящий Собиратель Оковалков, критично оценив его размеры, понял, что ему, для того, чтобы слепить подобный сверток в масштабе один к одному, потребовался бы всего лишь один крупный оковалок. или парочка средних.

     

  • Неххерц 20.08.2020 19:24:55
    (пусто)
    Сообщений:2043 Поблагодарили:1426

    в любом случае, сейчас они бродили по огромному рынку, где было очень много всяких странных штук, и приобретали кучу всяких разностей по волшебному списку, что был с собой у Хагризеки. Собирателя Оковалков мало что из этого интересовало – он надолго застрял лишь в местном зоомагазине, пытаясь под шумок свистнуть из-под клеток некоторое количество горошков, оковалков, лепех и кизяков разных форм, размеров и консистенций. но рынок был – да, очень велик, похлеще одесского привоза и питерской апрахи вместе взятых.

    кроме того, Хагризека в знак извинения за происшествие с ассенизаторами подарил Собирателю Оковалков сову. по крайней мере, он так сказал. почему-то у этой совы был гребень, яркий гордо встопорщенный хвост, и на свету она истошно кукарекала, запрокидывая голову и этим самым гребнем задевая тот самый хвост. тем не менее, Собиратель Оковалков мало шарил в зоологии – его интересовали только искусство и материалы для него – но сова ему понравилась, и он даже назвал ее в честь одного великого деятеля современности, Смуглым Птицарем.

    - ну что, Смуглый Птицарь, теперь мы друзья, - умиленно щебетал Собиратель Оковалков, почесывая сове (которая ни разу не сова) зоб и с особым наслаждением отмечая про себя, что гадит животина обильно, пахуче и с весьма малыми интервалами.

    - ну что, Собиратель, осталось тебе только одно купить по списку. ты иди, думаю, не ошибешься. выбери себе волшебную палочку, да на этом, наверное, закончим, - улыбнулся Хагризека, демонстрируя пролом в виде разводного ключа вместо передних зубов. – а я пока схожу в таверну да подлечусь немного.

    пожав плечами, Собиратель Оковалков двинулся дальше один, пока не уперся наконец в ярко-розовое здание, украшенное сердечками и непонятными сцепленными кольцами со стрелками сверху и крестами снизу.

    СЕМЬЯ ВАНДЕРСЕКС – КРУПНЕЙШИЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬ ВСЕВОЗМОЖНЫХ ВОЛШЕБНЫХ ПАЛОЧЕК ДЛЯ ВСЕВОЗМОЖНЫХ ВОЛШЕБНЫХ УТЕХ С 892 ГОДА – вот, что было написано на вывеске, и Собиратель Оковалков, не раздумывая, вошел внутрь, сразу поразившись тому, насколько этот огромный павильон забит всевозможными по-настоящему удивительными творениями. «скоро и я буду таким пользоваться», подумал он, и подергал колокольчик у прилавка. продавец (и, собственно, изготовитель) вышла к нему почти сразу.

    - ооо, нечасто к нам заходят столь юные ценители волшебства, мой мальчик. меня зовут Милфиоска Вандерсекс, и все, что ты видишь на этих витринах – мои величайшие творения. ты правда хочешь приобрести себе, а? – игриво ощерилась она. Собиратель Оковалков в ужасе подумал, что на лепку такой статуи он пожалел бы даже собачьего оковалка. максимум сделал бы барельеф, но и то под сомнением. тем не менее, он утвердительно кивнул.

    - что интересует нашего шалунишку? большая…ммм… проникающая способность? или, может, максимальная мощь? или, к примеру, выгодное соотношение этих параметров, ммм?

    - мне нужна самая мощная, самая проникающая и самая большая волшебная палочка, которая у вас есть! – смело заявил Собиратель Оковалков. раз уж он избранный, то чего мелочиться-то? пусть враги в панике бегут от него, роняя под себя оковалки, чтобы он просто собрал их. ведь он же Мальчик, Который Собрал.

    - слухи не врали, мой милый, - удивленно сказала Милфиоска. – юный Мальчик, Который Собрал, действительно силен духом! хорошо, я покажу тебе свое величайшее творение, сладенький.

    она игриво улыбнулась, заставив Собирателя Оковалков съежиться, приставила стремянку и медленно полезла по ней наверх, мощно покачивая бедрами. «это у нее юбка такая или она просто ремнем обмоталась?», холодея, подумал Собиратель Оковалков. «скорее ремнем обмоталась, а юбку забыла. трусов вон тоже нет. какая забывчивая женщина», решил он про себя.

    - вот, мой милый. лучшая моя работа. ровно сорок один дюйм в длину и ровно три дюйма в диаметре. лучшее флюгегехайменовое дерево для рукоятки, в которую вставлен литий-ионный сердечник.

    от избытка новых слов Собиратель Оковалков просто зачарованно смотрел, как Милфиоска Вандерсекс гнет и крутит эту могучую волшебную палочку.

    - сделана таким образом, что… хммм… колдовать можно через любую щель, - хихикала она. – при этом мощность выше, чем у промышленной виброплиты или отбойного молотка, гранитный блок разбивает в порошок. попробуй-ка.

    Собиратель Оковалков принял палочку (да какая там палочка – целый посох, подумал он и страшно собой загордился) в руки, и, напрягаясь со всех своих сил, выкрикнул прочитанное ранее в одной из книг с прилавка заклинание, одновременно хряснув этим самым посохом по журнальному столику, стоявшему около кресел для ожидающих. лакированная столешница под действием неумолимой силы распалась под сиим творением на две половины, облетая древесной пылью в месте соударения. мадам Вандерсекс взирала на это дело с открытым ртом, приятно порозовев.

    - да вы и правда Избранный, мой милый…

    - сколько с меня за палочку?

    - ну, вообще она продается с восемнадцати лет, уж больно мощная вещь, сам понимаешь, да и дороговато для тебя будет, нноооо… я думаю, мы сумеем договориться?

    Собиратель Оковалков покрепче сжал новообретенную палочку в руках. она поразила его своей мощью, и расставаться с ней он не хотел. так что договоренность с мадам Милфиоской Вандерсекс была достигнута почти без торга – он лишь выцыганил себе дополнительно бесплатную мантию мага, защищающую от магии противника.

    спустя полтора часа Собиратель Оковалков, одетый в мантию с надписью «ПОКУПАЙ ВСЕ В ВАНДЕРСЕКС: ПАЛКИ, КЛЯПЫ И ОБВЕС!», сжимая свой могучий, не побоюсь этого слова, зойберштаб, частично выполненный из чистейшего флюгегехайменого дерева. поступь его была гордой, хоть глаза и отражали аутичную пустоту пополам с проблесками первобытного ужаса. «не знаю, насколько страшен Рипед-де-Морт, но вряд ли страшнее, чем это» - думал он, стискивая посох так, что белели костяшки.

    - черт возьми, я тебя везде ищу, ты где был? – закричал Хагризека, увидев его, и осекся, рассмотрев, что на нем надето и что у него в руках. – пресвятая мать-заступница, Собиратель…

    Хагризека отвесил себе звонкого леща, грязно выматерившись и заставив проходивших мимо волшебниц отчаянно покраснеть. после этого он молча показал Собирателю вывеску здания напротив конторы Вандерсекс – чистую, опрятную, строгую «Волшебные палочки для занятий чародейством и волшебством».

    разумеется, Собиратель Оковалков посетил не тот магазин, который в принципе было нужно посетить. однако, подумав вместе, они решили ничего не предпринимать – тем более, покупатель покупкой остался доволен. а моральные травмы, как справедливо заметил Хагризека, должны только укрепить боевой дух будущего спасителя, и стать первой ступенькой лестницы, по которой Мальчик, Который Собрал, доберется до высот, необходимых для завершения священной войны.

  • Неххерц 23.08.2020 11:06:12
    (пусто)
    Сообщений:2043 Поблагодарили:1426

    ГЛАВА ТРЕТЬЯ: Новые друзья

    близилось начало учебного года, и юный Собиратель Оковалков, как невменяемый, тренировался в обращении своей волшебной палочкой, зачитываясь на досуге волшебными книгами и почти совершенно забросив свое искусство. искусству отводилось пятнадцать минут вечером – собрав то, что выпало из Смуглого Птицаря, Собиратель Оковалков наскоро вылепливал из сей субстанции кого-то из увиденных в волшебном мире людей. чаще всего это был миниатюрный Хагризека, пару раз – самый старший ассенизатор, однажды – Милфиоска Вандерсекс. при этом, вылепив Милфиоску, юный Собиратель Оковалков внезапно начал дрожать, покрылся холодным потом и почти на час погряз во вьетнамских флэшбеках. впрочем, он быстро взял себя в руки, перелепив Милфиоску в очередного Хагризеку.

    новые увлечения существенно отразились на домашней атмосфере. теперь искусством пахло не так сильно – пахло ровно так, как могло пахнуть от содержимого лотка Смуглого Птицаря, а учитывая то, что он все равно гадил в доме, ручная лепка мало что меняла. однако дядя Денвер и тетя Кисунья настоятельно попросили Собирателя упражняться с палочкой только в одиночестве и не выходить с ней на улицу (особенно после того случая, как к ним приехали омбудсмены с судебным приставом, целым микроавтобусом вооруженных бананами хранителей порядка в костюмах космонавтов и экспертизой по фотографии этой самой волшебной палочки и ее владельца). юного Собирателя это привычно взбесило, и его планы по экспансии Восточной Европы надолго вытеснили из его головы все, даже искусство, даже оковалки и даже волшебную палочку.

    но, несмотря на все досадные недоразумения с дядей и тетей, он все равно достиг немалых успехов в обращении со своим, не побоюсь этого слова, зойберштабом. недостаток понимания магических материй Собиратель Оковалков компенсировал мощностью размашистого удара. «а ведь и правда: маг, не маг, если в чайник хорошо садануть, то насрать вообще, все равно башка болеть будет», резюмировал Собиратель Оковалков и забавы ради дразнил своей вундервафлей Смуглого Птицаря. Смуглый Птицарь кричал, кукарекал, ронял под себя материал для скульптур и хватал палочку клювом, за что был бит, а затем помилован. само собой, такая метода дрессуры оставила суровую психологическую травму бедной кукарекающей сове, но кого волнуют проблемы бессловесных животных, не правда ли?

    и вот, наступил тот день, когда юный Мальчик, Который Собрал должен был отправиться в путешествие до своей новой школы. дядя Денвер, состроив лицом облегчившегося в тапок хозяина шарпея, отвез его вместе со всем багажом на заброшенную сельскую платформу, мимо которой дважды в неделю стрелой проносился поезд «Воркута-Санкт-Петербург», необычно людную для своего плачевного состояния, и отчалил домой, с помощью развешанных по улицам устройств наблюдая, кто с кем куда ходит и кто с кем чем занимается (мы же помним, что синдром вахтера стал своего рода визитной карточкой сего солидного мужчины).

    вокруг сновали странно одетые личности, которых Собиратель Оковалков классифицировал как волшебников, юных и не очень. были среди них достаточно приятные люди (чего стоит та девочка, которая перед другими девочками хвасталась, что ее самая красивая филейная часть способна сшибать мужиков с ног похлеще таранного заклятия в бороду по касательной, ух, у Собирателя аж в штанах что-то зашевелилось, и это был даже не оковалок, как обычно бывало), а были и откровенно неприятные (чего стоит тот мальчик, которого эта самая девочка быстренько склеила и увела в кусты неподалеку от платформы, аж достать палочку и заколдовать его захотелось). потом он внезапно осознал, что на самом деле это девочку он хотел заколдовать, а понравился ему именно мальчик, но это частности.

     

  • Неххерц 23.08.2020 11:06:36
    (пусто)
    Сообщений:2043 Поблагодарили:1426

    грозно чухая, к платформе подошел волшебный поезд. его окна были забраны решетками, и в целом он производил впечатление достаточно гнетущее. остановившись около платформы и похрустывая проржавевшими вагонами, поезд с кряхтением и скрипом встал, и его двери открылись. вся орава малолетних (и не очень) колдунов с ревом рванулась внутрь; последними в вагон забежали та самая девочка с филейной частью и тот самый мальчик из кустов, на ходу трясущимися руками пытавшийся застегнуть ширинку.

    Собиратель Оковалков быстро нашел себе свободное купе за зарешеченной дверью, и уселся внутри, поставив на столик клетку со Смуглым Птицарем. учитывая то, что юный маг не удосужился помыть руки после сотворения очередного Хагризеки, запах в купе стоял такой, что никто не рисковал подсаживаться. поезд тем временем тронулся, и мимо окон поплыли бесконечные унылые пейзажи.

    внезапно дверь купе открылась, и на пороге появился нескладный рыжий волшебник. достаточно юный, но по его излучающему аутизм лицу этого было не понять. Собиратель Оковалков грозно нахмурился.

    - че надо пес? – вежливо спросил он у будущего однокашника.

    - да мест нигде нет, вот это самое… - проблеял рыжий.

    - и че надо пес? – учтиво поинтересовался Мальчик, Который Собрал.

    - ну место сесть, понимаешь. а тут хорошо, тут как дома пахнет, - покраснел рыжий.

    Собирателя Оковалков эта информация тронула до глубины души, и тот пустил скупую мужскую слезу, одновременно по инерции выбросив в атмосферу пару оковалков и немного метана. рыжий улыбнулся ему и пролез внутрь, усевшись напротив.

    - я – Абарон Вислый, - представился он. – первый раз в школу еду. понимаешь, я из небогатой семьи, так что приходится 24/7 крутиться, я человек привыкший, дружи со мной, не пожалеешь.

    - а я – Собиратель Оковалков, - авторитетно процедил Избранный, для пущего авторитета выложив на стол свою волшебную палочку. Смуглый Птицарь в клетке сдавленно квохтнул, уронив под себя особо большую порцию будущего искусства.

    - не может быть! – вскричал Абарон Вислый, весьма удивленный и приятно обрадованный таким соседством. – а правду люди говорят, что у тебя ну это, шрам остался?

    усмехнувшись, Собиратель Оковалков откинул со лба челку, попутно перемазав его остатками последнего Хагризеки. Абарон ничего не заметил, он пялился на шрам.

    - охренеть, вот это да, чтоб всем так как мне 24/7 крутиться. Собиратель Оковалков, живой, настоящий, вот это да, - зачарованно повторял Абарон Вислый. по его виду можно было понять, что будь ситуация несколько иной, а произведение – несколько менее цензурозависимым, то юный Собиратель стал бы его объектом вожделения прямо здесь и сейчас, с применением всех волшебных палочек, что оказались бы в зоне видимости.

    дверь снова откатилась в сторону, и внутрь вошла девочка – судя по всему, лютая активистка, которая при Сталине была бы отличницей комсомола или командиром расстрельной бригады. за ее спиной робко мялся, кусая губы, мальчик – по виду очень скромный, застенчивый и слегка забитый, напуганный открывшимися перспективами.

    - никто не видел жабу? – грозно ссутулив брови, спросила девочка, одним своим тоном давая понять, что лучше бы никому никогда нигде не видеть жаб и вообще не знать, что это такое. Собиратель Оковалков и Абарон Вислый от одних звуков ее голоса сразу представили себе все ужасы гулага, включая шевелящиеся от вшей телогрейки и кашляющего кровью Солженицына, и последний непроизвольно сходил под себя.

    - хахала жаба гадюку, - хихикнул Собиратель Оковалков. – гадюка плакала, а жаба квакала.

    - я серьезно спрашиваю. Витя Дракопупс потерял свою жабу, - еще сильнее ссутулив брови (так, что Собирателю Оковалков они напомнили двух бодающихся баранов), грозно сказала девочка.

    - да не видели мы никакую жабу, успокойся, - примирительно сказал Избранный.

    - вот валет, пройду в туза, мне пофиг, ты че такой нарисовался у меня в привате, иди своей дорогой сталкер, - захныкал Витя Дракопупс, и девочка ласково, словно приклад автоматической винтовки Токарева образца 1940 года, положила ему руку на плечо.

    - иди дальше, поищем еще, - сказала она ему, и в ее голосе гремело рвение столь могучее, что вся воля шахтеров Кузбасса, помноженная на объем тяжелой промышленности послевоенного СССР в тоннах, была бы лишь слабым отголоском.

    - чьих будешь, краля? –учтиво спросил Собиратель Оковалков.

    - меня зовут Лалатрона Кринжер, - авторитетно представилась девочка. – я стану старостой, лучшей ученицей школы, спасу мир, создам лекарство от рака, обрету бессмертие и выйду замуж за министра магии, которого позже разведу на алименты или травану, чтобы получить наследство, но это потом. а вы, холопы, кто таковы?

    - ме-меня зовут Абарон Вислый, - промямлил рыжий, невовремя подавившись соплями и оглушительно пустив газы от осознания того, что облажался. Лалатрона взглянула на него, как на какашку Смуглого Птицаря, и Абарон потерял сознание.

    - а я Собиратель Оковалков, маня, - ощерился Мальчик, Который Собрал.

    - так, такой кадр в моей биографии точно понадобится, поэтому будем дружить. позже подойду, нужно помочь Дракопупсу найти его жабу, набью себе репутацию перед холопами, и потом вернусь. выкинь куда-нибудь это рыжее чудовище, пока меня нет.

    с этими словами Лалатрона изящно, словно танк Т-34, форсирующий линии немецких окопов где-то на территории Латвии, покинула помещение. Абарон Вислый тут же пришел в себя.

    - ну ты хлюпик лол.

    - заткнись утырок, - обиделся Абарон и снова чуть не упал в обморок, когда дверь опять открылась.

    на пороге стоял, улыбаясь белобрысый поц самого неприятного внешнего вида, который только мог себе представить Собиратель Оковалков. за его спиной переминались с ноги на ногу два бородатых амбала, выражающие своими лицами полное неприятие таких понятий, как интеллект и милосердие.

    - меня зовит Хуся. Хуся Толпой, - представился белобрысый поц. – в общем, услышал я, что избранный здесь едет, хотел познакомиться, справки навести, чо как территорию поделим узнать. а эти двое – кореша мои, ну как кореша, холопы на подсосе, Экстребб и Нехеройл.

    не сговариваясь, кореша с двух рук прописали белобрысому поцу по тормозам, и тот рухнул на пол, стукнувшись башкой об ступеньку для подъема на верхнюю полку.

    - извольте не согласиться с вашим авторитетным мнением, сударь, - интеллигентно сказал Нехеройл, и Собиратель с Абароном в полном шоке открыли рты, не в силах увязать произносимую речь с лицом серийного убийцы с окраин Дагестана. – наша социальная роль в данном трио де факто не может быть описана столь примитивным языком. мы скорее твои духовные наставники, поддержка и опора, а ты – наш голос, необходимый нам для сбережения здоровья наших голосовых связок.

    Экстребб, видимо, опасаясь за свои голосовые связки, просто авторитетно кивнул. Хуся Толпой медленно встал, держась за голову.

    - ну так это, чо как, мир-дружба-жвачка? – поинтересовался он.

    - а пошшшел ты, умник еханый, - заорал Собиратель Оковалков, бросив в Хусю кусок говна Смуглого Птицаря. речь, произнесенная чуть ранее, поломала все механизмы распознавания речи в его голове, и столь мощный когнитивный диссонанс стал причиной стресса, ищущего выхода через аутоагрессию.

    - да, пошшшел ты, умник еханый, 24/7 таких как ты привык шатать, - поддакнул Абарон и снова пукнул, зацепившись взглядом за скучающие бородатые лица спутников Хуси. Смуглый Птицарь же, неистово кувыркнувшись и закукарекав, открыл клетку и тяжело, словно пережравший стервятник, взлетел со стола в сторону троицы пришельцев, попутно брызнув на пол будущей скульптурой.

    - а, пацаны, валим, у меня сменная одежда в чемодане, ну его нах! – заорал Хуся и телепортировался вместе с товарищами, оставив после себя мерцающий фантом с надписью «Персонажа нет в игре. Последнее посещение – 2 мин. назад». Абарон же понесся поднимать упавшего и оглушительно кукарекающего, обхезавшегося от хвоста до гребня Смуглого Птицаря, чтобы отдать его хозяину – и в наказание сова мощно клюнула его в сосок, попутно обгадив штаны. дверь снова открылась, и на пороге снова стояла Лалатрона.

    - ты еще здесь, холоп? – грозно спросила она у Абарона, и тот снова потерял сознание, почему-то вспомнив заградотряды, пыточные казематы отделов СМЕРШа и стойкий железисто-пороховой запах в расстрельной комнате, упав и придавив собой хрипло крякнувшую сову Собирателя. – переодевайтесь, хлопцы, скоро построение и учеба. я должна произвести лучшее впечатление, чтобы добиться своих целей и заслужить всеобщее уважение, не подведите меня.

    поезд тем временем уныло дочухал до платформы, и Собиратель Оковалков в предвкушении потер руки. скоро его таланты будут замечены, и все злые волшебники перестанут заполнять мир злом и скверной. а все оковалки он соберет. ведь именно он Избранный Мальчик, Который Собрал.

     


    Сказали спасибо: Хьюстон , reaped
  • Неххерц 05.09.2020 3:22:05
    (пусто)
    Сообщений:2043 Поблагодарили:1426

    ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ: Распределяющая шляпа

    поезд прибыл на раздолбанную (еще более) платформу, ржаво поскрипывая сцепками вагонов, и толпа переодетых учеников, раскрыв матюгальники, вылезла наружу. Витя Дракопупс тут же угодил ногой в трещину в платформе и начал благим матом орать что-то про вальтов и туза, пока Лалатрона, поджав губы от проваленного квеста на поиск жабы, не выдернула его за шиворот.

    Собиратель Оковалков и Абарон Вислый стояли несколько в стороне от всех. возможно, это происходило по причине того, что рыжий все еще продолжал держать нестерпимо вонявшую гребнистую сову, перемазанную, надо напомнить, в скульптурной глине натурального происхождения. возможно, народ немного опасался Собирателя Оковалков, горделиво приосанившегося в своем новом облачении. в своей мантии с логотипом Вандерсекс и метровым, не побоюсь этого слова, зойберштабом, он напоминал Ивана Грозного на картинах неких художников, и по потертостям на волшебной палочке Собирателя видно было, что он вполне не против мясисто приласкать кого-нибудь куда придется безо всякой магии.

    - первоходы, все сюда, - заорал кто-то знакомым Собирателю голосом. сопоставив могучую фигуру оравшего с мощной его бородой, тот узнал Хагризеку и потащил Абарона за собой. – здравствуй, Избранный, - склонился тот в поклоне, и Собиратель вздернул нос к темнеющему небу. Абарон Вислый что-то гхыгхыкнул и пролепетал про 24/7, а Смуглый Птицарь, квохтнув, снес ему в карман очередной неограненный шедевр.

    - хренасе здоровяк, - загоготал сзади знакомый уже белобрысый поц по имени Хуся Толпой, и Хагризека повернулся на голос. – такого и проником не перешибешь!

    - полегче на поворотах, парень, или по лицу тебе повожу! – заорал Хагризека, обиженный немало упоминанием проника. – мал еще о таких вещах, как проник, говорить, или двамагохода, не приведи Дименсион.

    - осмелюсь заметить, уважаемый, что про двамагохода, под коими вы, вестимо, подразумеваете укус вампира, речи и не шло, - скромно заметил Нехеройл, и Экстрэбб авторитетно кивнул. – суть сией семантической конструкции, кою осмелился в ваш адрес употребить наш добрый друг – это превознесение ваших немалых физических кондиций, коими могут похвастаться отнюдь немногие счастливцы.

    - двамагохода делают твари, это недопустимо, никто так больше не делает, а они делают, - заорал Хагризека, уцепившись за знакомое слово. Нехеройл погрустнел, и одинокая слеза скатилась по ножевому шраму в его неаккуратную чернявую бороду.

    - делали, делают и будут делать, прошу заметить, - с апломбом заорал Хуся, заставив Хагризеку зажать уши и завизжать на весь перрон. – а вот танкоуворотов порежут, светлую ауру сделают за астральную энергию и только на себя чтоб кидалася, масхил занерфят, а ресы у светлых магов заберут и отдадут, не побоюсь этого слова, Вырезано Цензурой!

    - ЗАТКНИСЬ ЗАТКНИСЬ ЗАТКНИСЬ! – завизжал Хагризека, разрывая на себе одежду и, очевидно, входя в режим кровавого ненападения. под действием его слов Хуся и Нехеройл волшебным образом замолчали на 45 минут, а Экстрэбб, также попавший под раздачу, продолжал авторитетно кивать, нимало не смущаясь этим неудобством. Хагризека же, окончательно потеряв голову от того, что кивки Экстрэбба в азбуке Морзе повторяли «двамагоходадвамагоходадвамагохода», закричал простуженной выпью и, сиганув на рельсы, помчался куда-то в лес, надсадно каркая и поколачивая молодые сосны Хагризекой-младшим.

    - цирк с гусями, - процедила Лалатрона, и все присутствующие внезапно подобрались, отчего-то подумав о черных воронках, ловлях тунеядцев Андропова по кинотеатрам в рабочее время и о процессе методичного отбивания почек где-нибудь в тесной бетонной клетушке без мебели и окон людьми в красивых погонах. – вперед, нам туда, мы должны прийти вовремя. а ты, Собиратель, держись ко мне поближе, меня тоже должны заметить. а этот рыжий пусть отдельно тусуется, и петуха своего пусть заберет.

    - во-первых, это Смуглый Птицарь, и он мой, а во-вторых, это почтовая сова, - возразил Собиратель, и Абарон восхищенно захлопал в ладоши, оценив размер яиц человека, способного возразить в лицо этому олицетворению кровавой репрессии. – и мне удобно, что этот рыжий его таскает.

    - как пожелаешь, - пожала плечами девчуля, и в этом движении все первоходы почувствовали снятие железного занавеса пополам с ароматом ношеной джинсы и отрыжки после кока-колы из стеклянной бутылки. Вислый и Смуглый, поняв, что их право нахождения рядом с Собирателем отвоевано у Лалатроны, переглянулись и пустили слезу (причем Птицарь умудрился снова отложить в карман Вислому).

     


    Сказали спасибо: Хьюстон
  • Неххерц 05.09.2020 3:22:29
    (пусто)
    Сообщений:2043 Поблагодарили:1426

    спустя двадцать километров пути по тайге, едва отбившись от напавшей на след юной дичи росомахи, возглавляемая Лалатроной колонна первоходов добралась до места. огромным бетонным забором с элементами колючей проволоки и вышек с прожекторами и автоматчиками была огорожена немалая территория, и на воротах по трафарету было строгими буквами шаровой краской аккуратно выведено «ГБОУ ЗИВЛ-4 Г. ЯКУТСКА. ЧАРОДЕЙСТВО И ВОЛШЕБСТВО. НЕ ПОДБИРАЙТЕ ПОПУТЧИКОВ! ПОПУТЧИЦ ТОЖЕ!».

    - определенно, это здесь, - с обожанием в голосе сказала Лалатрона, и Собиратель почему-то подумал о том, что только тоталитаризм и расстрелы сделают пломбир вкуснее. Абарон дрожащей рукой полез в карман за волшебной палочкой, но наткнулся лишь на груду подарков от Смуглого Птицаря.

    не будем описывать последовавший процесс прохождения школярами вспомогательных помещений, поскольку это скучно и поможет проникнуться разве что только сидевшим читателям и читательницам. скажем только одно – в конце пути, перед огромной столовой, первоходов ожидала строгая женщина с волшебной палочкой в правой руке и с заряженным и снятым с предохранителя люгером в левой руке. очертания этого люгера заставили Лалатрону жарко порозоветь и задышать чаще.

    - меня зовут профессор ГМакГонагалл, и я попрошу относиться к моим словам с максимально возможным пиететом. воспитательные меры у нас суровые, и жалеть мы здесь не будем никого, - сказала она. – самых непонятливых попрошу отказаться от нецензурной лексики в моем присутствии, публичных прелюбодействий и передачи управления друг другу частей своих незрелых организмов.

    выждав для порядка минуту, плотно вперившись взглядом в лобзающуюся в переднем ряду парочку из той самой девочки с филейной частью и того самого мальчика, который понравился Собирателю, ГМакГонагалл высадила в них весь магазин люгера и взмахом волшебной палочки переместила трупы в прозекторскую. в толпе первоходов резко стало потише. Абарон, похолодев, поставил Смуглого Птицаря на пол рядом с собой и обмочился.

    - так и запишем, первоходы Бубутифул и Ася Кура совершали передачу управления своих организмов друг другу и учиться у нас не будут по причине отчисления с летальным исходом. остальные, кто не желает забрать документы, через пару минут пройдут процедуру распределения и станут частью нашего замечательного коллектива. самые прошаренные станут смотрящими.

    - это определенно буду я, - в легкой истерике, похожей на приступ нимфомании, прошептала Лалатрона, зачем-то положив голову на плечо Собирателю Оковалков. тот, подумав, стряхнул ее с себя, справедливо предполагая, что собирать оковалки и собирать застрявшие в мягких тканях девятимиллиметровые свинцовые сюрпризы – это две большие разницы.

    вскоре, получив какой-то сигнал по прицепленной на пояс рации, ГМакГонагалл завела первоходов в столовую, где остальные (и педагогический состав, и уже учившиеся) уже успели разместиться за своими столами. прямо перед столом преподавателей стояла колченогая табуретка, на которой виднелась…

    - срань господня, валет мне в туза, раз на раз до псж, - пробормотал Витя Дракопупс, отчаянно покраснев и закрыв глаза ладошкой.

    - это – наша Распределяющая Шляпа, - гордо объявила профессор ГМакГонагалл, указывая непосредственно на объект.

    - ну, что шляпа, это понятно, - критически оценив массивный кожистый объект, вертикально стоявший на табурете и, по самым скромным прикидкам, достигавший в высоту полутора метров от основания, цокнул языком Собиратель Оковалков. – но почему у нее усы и она в шарфе Зенита?

    внезапно объект зашевелился, наклонившись в сторону прибывшей аудитории и, шевеля усами, хриплым голосом запел что-то, заунывной своей тональностью заставлявшее задуматься о бренности и тщете бытия. дикция у него была откровенно не очень, но что с шляпы-то возьмешь.

    - короче, я этот диалект понимаю, - начал вещать Абарон. – говорит, короче, тут четыре отделения для учеников типа, и разные ученики в разные попадают. самые олени в Семендуй идут, они чисто так, корм для альфачей вроде нас с тобой. еще есть Нубовран, этих в принципе трогать можно не трогать, они типа понимают, что ни о чем они и лучше ровным пацанам, привыкшим 24/7, дорогу не переходить. дальше самый четкий класс идет, Автодор, для смелых любителей раз на раз кланом всяких ущербов поколотить. ну и самые уроды моральные в Эпилептирин идут, а оттуда вообще все злые волшебники выпускались, даже Рипед-де-Морт.

    внезапно у Собирателя Оковалков сильно заболел шрам в форме оковалка, и он долго натирал его, пытаясь унять эту боль.

    если опустить подробности процедуры распределения с помощью шляпы, которые могут повредить психику несовершеннолетним беременным пенсионерам, то ситуация оказалась следующей. Собиратель Оковалков, Абарон Вислый, Лалатрона Кринжер и Витя Дракопупс всей толпой попали в Автодор, и туда же по ошибке определили Смуглого Птицаря, который сова и учиться по идее не может. Хуся Толпой же со своими звероподобными бородатыми духовными наставниками отправился в Эпилептирин, и на этом моменте Избранный понял, что им предстоит битва не на жизнь, а на смерть.

    - как директор сего замечательного заведения, хочу сказать несколько слов, - поднялся из-за стола Дименсион, когда все закончилось. – добри день, ненерничайти я создател игри забтие измернеия. и еще всего четыре слова – OGLUWKA AGOR LOL RAQ SOOQA!

    - странный он какой-то, - скривился Собиратель.

    - зато только его боится Рипед-де-Морт, да и вообще все злые волшебники его боятся, - сказала Лалатрона. – в истории написано, что у него есть фул стремительной агрессии, что бы это ни значило.

    - семена пыль ахаха нос, - улыбнулся Дракопупс, и Лалатрона уверила его, что и у него когда-нибудь такой же будет.

    Собиратель Оковалков не слушал их. он улыбался открывшимся перспективам. уже завтра он будет реально учиться всяческим колдовским волшебным магиям, чтобы в дальнейшем чародейски заколдовывать волшебными заклятиями всевозможных нехороших злых антагонистов, которые тоже магические волшебники. и первым в списке на выбивание из них дерьма был весь Эпилептирин, чтобы злых магов больше не появлялось нигде и никогда.

     


    Сказали спасибо: Хьюстон
Страницы:   
[1] 

Тему просматривают: Guest